?

Log in

No account? Create an account
 
 
18 May 2019 @ 08:44 pm
Не заработал, а подарили. Продажные борцы с коррупцией в Украине.  




Бизнесмен Андрей Ставницер начал занятный флэшмоб, обратившись к подписчикам с вопросом «А как вы заработали свои первые в жизни деньги?». И собрал более 500 комментариев с трогательными воспоминаниями о том, как кто-то пек пирожки, кто-то пас коров, кто-то разгружал вагоны, кто-то торговал мелким товаром. Откликнулись на флэшмоб и «антикоррупционеры» активисты и прогрессивные реформаторы. Сергей Лещенко, например, рассказал слезоточивую историю о том, как он «мыл машины на Туровской». Юлия Ковалив складывала хлеб на пекарне и колядовала. Севгиль Мусаева продавала воду и пиво в 13 лет. Владимир Омелян продал компьютер за 50 долларов в 10 классе школы. А Максим Нефедов купил книжку «PHP для чайников» и «написал с другом интернет-магазин для продажи футболок».

И поэтому мы сами решили обзвонить героев нашего времени. Относительно честно на наши вопросы ответил только Игорь Луценко. Который пусть и нехотя, но все же рассказал о том, как в 2000-х имел «медиапроект» и PR-агентство, которое занималось «сопровождением корпоративных конфликтов и торговых марок». Забыл Игорь рассказать только об отчиме, экс-главе НБУ Стельмахе, том самом «дяде с 2 миллионами», и о своем ресторанном бизнесе, который он контролирует, являясь народным депутатом. А именно – ресторане «Чача бар», располагающемся в прекрасном месте – на углу Владимирской и Большой Житомирской в Киеве.

Все остальные вели себя гораздо менее отважно, чем Луценко. Например, Саша Дубинский, который с большим презрением относится к антикоррупционным активистам, но по факту именно таким антикоррупционным активистом (только с постоянным донором) – и является. Дубинский нас безумно порадовал. Саша заявил, что это «очень забавно, что кто-то может думать», что у него есть большие деньги и что он богатый человек. А про свои первые деньги Саша может рассказать – да, он радиорынке торговал. Мы с трудом сдержали приступы гомерического хохота и довели разговор до конца. Саша, ну в принципе 95% населения Украины считают человека, владеющего автопарком из японских и немецких автомобилей, десятком квартир и участков, перемещающегося по городу в сопровождении охраны, лично содержащего персонал своих медиапроектов – богатым. Вот Игорь Валерьевич Коломойский – не считает, и поэтому помогает материально.

Алексей Рябчин, еврооптимист из «Батькивщины», признался нам, что за минуту не может вспомнить, как заработал свои первые большие деньги. Действительно, такое разве вспомнишь? О! У нас идея, Алексей. А позвоните Олегу Цареву, у которого вы работали помощником. Может, он помнит? Или у папы, помощника Александры Кужель, спросите.

Все остальные, кому мы пытались дозвониться, либо отказывались отвечать, либо обещали ответить позже. С удовольствием дадим им слово. Ну а пока немного напомним мы. Ну, например, Максим Нефедов. Прогрессивный топ-менеджер фонда ICON Private Equity. В 30 лет назначен заместителем министра экономического развития и торговли. Почему именно он, а не другой прогрессивный менеджер? Потому что фонд, где работал Нефедов, принадлежит Пинчуку.

Юлия Ковалив, еще один прогрессивный менеджер. В 30 лет становится первым заместителем министра экономического развития и торговли Украины. В 31 год – глава Набсовета «Нафтогаза». Любимица Ирины Акимовой, экс-заместительницы главы АП Януковича. Координатор центра экономических реформ при президенте Януковиче и консультант Фонда экономических реформ Левочкина. И, наконец, член Набсовета и вице-президент UMH group уже после ее покупки Сергеем Курченко. Ну а после победы Майдана универсальную Юлию подобрал уже Ложкин.

Виталий Шабунин. Потрепанное и неоднократно продырявленное знамя «антикоррупционной» борьбы. О холодных руках и горячем сердце Виталия все было понятно еще в начале его карьеры в Ровно. Когда в 2009 году «Фундация региональных инициатив» Шабунина выиграла грант от «Видродження» не в ходе общего конкурса, а при помощи протекции друга Руслана Краплича. Который был тогда директором Антикризисной гуманитарной программы фонда «Видродження». Друга Руслана уволили, и его «антикоррупционная» звезда закатилась. Да и Виталий бы так и остался мелким региональным пильщиком, если бы не переехал в Киев и не свел знакомство с трижды судимым вором-рецидивистом и бывшим героиновым наркоманом Димой Шерембеем, главой пациентской грантовой организации Сеть ЛЖВ. Немногие знают, что ЦПК возник как департамент Сети ЛЖВ. Тогда и пошли контракты с «близким» Севы Могилевича Борисом Литовским, поставлявшим украинским онкобольным детям не имеющие украинской и европейской регистрации препараты индийской фирмы «Венус». Ну а сегодня активисты, большинство из которых не имеет даже среднего медобразования, а только пролетарское, простите, антикоррупционное чутье, фактически руководят Минздравом. А Виталий живет в прекрасном доме под Киевом.

Ну и лидер нашего хит-парада – Сергей Лещенко. По официальной версии, первые большие деньги Сергей не заработал, а одолжил. У экс-редактора «УП» Алены Притулы. Чтобы за жалкие 350 тысяч долларов купить квартиру площадью около 200 метров на улице Ивана Франко в центре Киева. При этом купить у компании, входящей в орбиту Фирташа-Фурсина-Левочкина, которая банкротила Сумыхимпром. И купить – со скидкой примерно в 40%. И это далеко не все опции, и не Притулой единой. Семейство близких к Фирташу Ендржиевских выдало Лещенко беспроцентные ссуды в размере 2 млн грн и предоставило бесплатную аренду жилья. Дружба есть дружба. Ну а что касается первых серьезных денег, то это была статья «Андрей Ющенко, сын Бога?», которую журналист написал под условным псевдонимом «Леонид Амчук», чтобы избежать суда за клевету. После того, как коллега Сергея, боявшегося охраны сына Бога, все-таки сфотографировал машину Ющенко-младшего.

Невозможно ожидать от олигархов честной игры. Они действуют так, как позволяют обстоятельства, потому что их единственной целью является прибыль. И хотя бы в этом они честны перед самими собой и перед обществом. Они живут по правилам, по которым им разрешает жить общество. Это акулы, и они не могут и не должны быть добрыми. Проблема в том, что активисты, в своем большинстве, – это совсем не охотники на акул. А рыбы-лоцманы при других акулах.

Проблема в том, что продажность многих активистов подрывает веру в само существование честности как явления. Активисты и «реформаторы» могут лечить и спасать страну только в одном случае — если несут правду. И не лгут, глядя в глаза о «подарках» и «займах», до этого рассказывая всем о вреде коррупции. Лгущие моральные авторитеты, а точнее, назначившие себя моральными авторитетами – это катализатор, разлагающий страну быстрее олигархов, для которых происходящее – просто шахматная партия. Люди, претендующие на то, чтобы задавать параметры Новой Украины, и при этом не следующие декларируемым параметрам, это коррупция 3.0, суперинфекция, уничтожающая общество и разрушающая надежду.

Источник: https://debatepolitics.livejournal.com/104692.html
 
 
 
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.